Московская агломерация 2012: теория гиперурбанизма. Равенство, устойчивость и концентрация систем. Часть 3.

Wednesday, October 7, 2020

Итак, мы видим, что существуют предпосылки к созданию гиперструктур или высококонцентрированных урбанистических образований в интеллектуальных центрах мира, в России в том числе. Теперь необходимо понять, могут ли идеи компактного города быть востребованными в ситуации сегодняшней Москвы. Двумя основными целями, заявленными правительством для всей работы по развитию московской агломерации, являются превращение Москвы в глобальный мировой город и создание комфортной среды обитания человека. Дело в том, что эти цели не тождественны, а временами вступают в прямой конфликт. Дж. Фридман (J.  Friedmann) в своем исследовании замечает, что «глобальные города привлекают большое число внутренних и международных мигрантов, глобальные города выступают носителями главных противоречий индустриального капитализма, включая социальную и пространственную поляризацию населения, рост мировых городов приводит к росту социальных издержек темпами, превышающими фискальные возможности государства».

По всей видимости, управлять приятнее и полезнее  глобальным  городом, чем просто городом с высоким уровнем жизни. Однако жить как раз значительно приятнее и полезнее именно в городе с комфортной средой, вне зависимости от того является он «глобальным» или совсем наоборот. Москва в определенной степени уже является глобальным городом. Теперь необходимо радикально улучшить городскую среду и повысить уровень жизни ее обитателей, что даст мультипликативный эффект в развитии основных функций. К сожалению? для всех нас, комфортная среда не может быть целью, а может быть только следствием экологически ответственного сосуществования человека и природы. Заявляя целью создание комфортных условий для 11,5 миллионов москвичей, мы занимаемся популизмом в отношении обладающих местной регистрацией граждан. Без  кардинального изменения принципов пользования ресурсами и модификации социального сознания всеобщий комфорт ведет в  пустоту. Вице-адмирал ВМФ России Валерий Рязанцев, критикуя проектировщиков атомной подводной лодки за создание комфорта в ущерб безопасности, сказал им следующее:

«Для меня как для командира важнее было бы, чтобы экипаж вернулся домой с боевого похода живым и невредимым, а не покоился на морском дне в комфортных условиях». Создание глобального комфортного чисто- го и мононационального города в отдельно взятой Москве при сохранении неэффективного ресурсоемкого производства, деградации экосистем, здравоохранения и образования – это прямой и комфортный путь на дно глобального мира.

Крайне важно заявить о заблуждении, которое преследует многих участников процесса городского планирования. Оно касается того, что в России вообще и в Московском регионе  в  частности много неиспользуемой земли. В России действительно много земли, на которой пока  нет  домов  или до- рог или заборов, но это вовсе не означает, что нужно всем этим «неиспользуемую» землю заполнять. «В сельском хозяйстве уже не стало свободных земель, обработка которых позволила бы компенсировать снижение продуктивности «старых» сельскохозяйственных угодий.  Экстенсивное развитие земледелия, требующее новых больших ресурсов на осваиваемых землях, резко ухудшило ситуацию в традиционных сельских районах России». Земля в глобальном мире нужна вовсе не для строительства на ней убогих домов и грязных дорог, а прежде всего для производства кислорода, продовольствия и энергии из возобновляемых источников (рис.19).

В частности, согласно докладу Ecofys человечеству к 2030 году придется отвести под биоэнергетические  культуры 250 млн га  посевных территорий. При этом подчеркивается, что важно сохранить земельные  ресурсы для производства продуктов питания. Если на земле стоит город,  то в этом смысле она является потерянной. С этой точки зрения, идеальной жилой единицей является сверх-компактный город высокой плотности, расположенный на пересечении магистральных линий высокоскоростного общественного транспорта на уже урбанизированной, зараженной и очи щенной или депрессивной и требующей реновации территории вне границ лесного, сельскохозяйственного и водного фондов. «По сути, плотность городского населения и застройки – это не только один из лучших двигателей экологически рационального потребления, это еще и одна из наиболее оптимальных стратегий сохранения дикой природы. Отказ от расточительного и неэффективного заселения пригородов и приучение к  плот- ной интеграции гармонично сочетающихся городских сообществ с сельскохозяйственными озелененными территориями и здоровой естественной средой обитания будут играть решающую роль в построении единопланетного общества».

Из множества вариантов пространственной организации высоко урбанизированного ядра, мы смоделировали один в качестве эксперимента  для нашей гипотезы. Это не проектное предложение, но  гипербола компактно- го города, призванная дать урбанистам третье измерение. Расширение Москвы не на Юго-запад или Северо-восток, но, так сказать, вверх. Эксперимент будет заключаться в  определении того,  как  работает  гипотеза на практике виртуальной модели, что в ней не работает и почему. Первичный модуль нашей модели в одном из вариантов представляет собой блок в шесть этажей, содержащий в себе различные функции или их сочетания: жилые, общественные, производственные, рекреационные. Путем горизонтальной и вертикальной мультипликации модули образуют пространственную многоуровневую гиперструктуру,  связанную  вертикальны- ми инженерными коммуникациями и горизонтальными общественными пространствами и технологическими проездами (рис.20).

По горизонтали город состоит из трех связанных блоков  300х40 м  каждый и занимает площадь около 4 Га. По вертикали модули выстраиваются в 50 уровней (300 этажей) общей высотой 1 км. В этом случае город будет со- стоять из 2250 модулей с общей площадью  около 4 миллионов  кв.  метров и населением 67500 человек при 60% жилых модулей и обеспеченности жильем на уровне 33 м2/чел. Являясь частью гиперструктуры, каждый шестиэтажный уровень обладает при этом независимым общественным пространством, городскими площадями и техническим проездом. Все общественные пространства находятся под крышей вне теплого контура и освещаются через легкие светопрозрачные конструкции площадью 400 м2/модуль с одной стороны (рис.21).

Все функции распространены по городу равномерно, но при этом промышленность имеет тяготение к нижним уровням. В подземной части рас- положен вокзал, который связывает город посредством высокоскоростных поездов с другими городами-гиперструктурами и аэропортами.

Научная группа CAU Research, 2012.

#москва #московскаяагломерация #урбанизация #гиперурбанизация